Тел: (495) 720-76-12


>>>РАСПИСАНИЕ<<<

Зимние Святки (статья для журнала AUX, 2003г)

Что такое Зимние Святки? Праздник с невообразимо древними корнями. Возникший во времена, предшествовавшие разделению индоевропейских народов. Времена мифические, когда создавались Веды, люди обладали Видением, боги говорили через сказителей, а границы между мирами были тоньше и найти их было легче. Чтобы оказаться в Верхнем мире достаточно было подняться на гору, в Нижний мир вели подземные ходы, и похоже, что пользоваться ими могли многие. Да и люди тогда сильно отличались по своим свойствам от живущих в наше время.
Время Зимних Святок - полночь года. Мир, движущийся по годовому кругу, достигает самой нижней его точки. Своего рода границы. Что за ней? Нечто иное. Для точного обозначения которого, пожалуй, и не найдётся слов в современном языке. Что делать с этим иным? Традиция сохранила ответы на этот вопрос. Может быть не всегда ясные, однозначно понимаемые, но, во всяком случае, дающие возможность подумать.
А думать и в самом деле есть, над чем. Зимние Святки праздновались всеми индоевропейцами. Мы встречаем этот праздник у всех народов, населяющих пространство от Индии до Скандинавии, включая Древний Египет. И что самое замечательное, обрядовое содержание праздника, повсюду остаётся практически неизменным. Относится к этому можно по-разному. Например, предположить, что обряды заимствовались друг у друга. Или, что « примитивные» заимствовали у «продвинутых». Притом, что причисление к тем или другим определяется главным образом личной обусловленностью.
Восточным славянам в этом отношении особенно не повезло. Большинство исследователей восточно-славянской этнографии, так или иначе, считало эти народы «примитивными». То есть, согласно некоей странной логике, вынужденными всё заимствовать у «продвинутых» соседей.
Кроме того, русские исследователи этнографии в XIX веке, как правило, имели классическое образование. И естественно, исследуя дохристианские слои культуры, искали знакомые им образы язычества Греции или Рима. А поскольку найти прямые аналогии было сложно, то рождались занятные утверждения. Например, что Коляда, упоминаемый в Святочных песнях, происходит от римских Календ. Оно конечно созвучно, но нельзя же так...

Можно сказать, что в отношении знаний о Зимних Святках нам очень повезло. Они описаны в литературе - наиболее известное описание «Ночь под Рождество» Гоголя. До относительно недавнего времени, праздник и многие его обряды можно было встретить «в живую», кое-что сохранилось и по сей день. Плюс, уже упоминавшаяся распространённость праздника у разных народов, позволяющая делать сравнение форм и смыслов обрядов. Что может дать понимание явлений, видение или знание которых и породило Зимние Святки. Потому что к Русской Традиции вполне применимо суфийское изречение: «Мы занимаемся своими практиками не для того чтобы ощутить присутствие Бога. Наоборот - мы ощущаем присутствие Бога и поэтому занимаемся своими практиками».

В качестве основного подхода к пониманию Святок можно назвать следующий. Если множество народов на протяжении тысячелетий в примерно одно и то же время совершают одинаковые действия, то это означает, что эти действия имеют какой-то достаточно глубокий смысл. И этот смысл не зависит от того, что современному человеку эти действия кажутся абсолютно бессмысленными, глупыми, неприличными и т.д. И тогда можно предположить, что эти действия как-то связаны с Реальностью, с её законами. А иначе, они затерялись бы в веках. Ведь какой толк передавать из поколения в поколение что-то совершенно бесполезное? Особенно, в известной своим прагматизмом, крестьянской культуре.

Даже если не вдаваться в метафизику, мистику и прочую эзотерику и ограничиться одной психологией, то всё равно говорить о внутреннем содержании святочных обрядов очень сложно. Уже только потому, что традиционные русские психотехники - отдельная большая, хотя и очень интересная тема. Кроме того, смысл и содержание некоторых обрядовых действий не вполне ясен. Но отдельные моменты по этой теме можно будет отметить.

В частности, традиционное видение мира выражалось в представлении о том, что как делается сейчас, так будет и в другое время года. Отсюда вытекали запреты на некоторые виды работ во время Святок. Например, нельзя было прясть. Скручивание волокна в нитку могло спутать рожь во время жатвы.
Но, с другой стороны, были действия, которые считались очень полезными. Особенно относящиеся к богатству, достатку и плодородию. Отсюда обычай - во время праздничного пира делать богатый стол и выкладывать на конце стола «баррикаду» из пирогов. Хозяин дома прятался за ней, и спрашивал у собравшихся - видят ли они его. Те отвечали, что не видят, пироги его полностью закрыли. На это хозяин говорил: «Так пусть и в следующем году вы меня так же не увидели!». Обычай этот вполне можно попробовать за праздничным столом, причём материал для «баррикады» может быть самым разным - от пирогов до пачек с банкнотами.
К этому обряду очень близки по содержанию обходы домов с пением обрядовых песен. В некоторых местностях они называются «таусеньки», в некоторых - колядки. Стараниями группы «Иван Купала», в частности, одна из колядок Белгородской области получила широкую известность. Как правило, эти песни содержат ритуальное пожелание богатства и плодородия. Поэтому, одаривание колядовщиков съестным или даже деньгами, по смыслу было близко к принесению жертвы богам.

Самое заметное в Святках - особое понимание этого времени. Особое время требовало особого отношения. Ведь если какое-то незначительное действие может вызвать последствия большого масштаба, то ясно, что есть возможность воздействовать на будущее. Для того чтобы это воздействие прошло правильно, необходимы специальные «инструменты». Обычно, таким инструментом был обряд.
Каков смысл слова "обряд"? В "Словаре..." В. Даля читаем, в числе значений слова "обряжать": приводить в должный вид, управляться, хозяйничать, а "обряд" понимается как хозяйство, обиход, закон, обычай, порядок, внешняя обстановка действия условными околичностями. Исходя из этого обряд можно понимать как внешнюю обстановку действия, делающую это действие управляемым, приводящим к желаемым последствиям, а "условные околичности" представляют собой систему знаков, облегчающую это управление.
Знаки эти должны быть архетипичными, т.е. обращенными к слоям сознания, достаточно широким для того, чтобы могло произойти объединение участников обряда. Когда же имеются, в качестве необходимых условий, единое сознание группы людей и цель, которую все они считают своей, то эта цель не может не быть достигнута, а инструментом для этого является обряд.

Наиболее общая и заметная черта Святок - ряжение. Очень интересен набор образов, которые воплощались в ряжении: Медведь, Конь, Бык, Коза, Журавль, Старик, Старуха. А кроме того, необходимые для святочных игр персонажи - кузнецы, купцы-торгованы, цыгане, продающие коня, поводырь медведя, охотники.
Этот набор образов далеко не случаен. У разных народов существует изрядное число очень древних мифов о сотворении мира, начинающихся словами: «Жил старик со старухой...». А дальше иногда иносказательно, иногда впрямую, идет история о том, как мир родился, и что с ним стало потом. Не являются ли ряженые старики и старухи напоминанием о тех самых, с которых всё и началось?
Медведь вообще животное особенное. Настолько особенное, что имя его называлось не прямо, а только лишь намёком. Медведь - то есть некто, ведающий мёд. Настоящее, же тайное имя, скрываемое в русском языке, было созвучно немецкому или английскому названию. В русском же оно звучит в названии жилища медведя. При этом медведь, существо Нижнего мира, зверь Велеса, связанный с плодородием. Настолько, что по поверьям, прикосновение к медведю - настоящему или ряженому, излечивало бесплодие. Это означает, что мы имеем дело с тотемным животным, одним из воплощений соответствующего божества.
То же самое относится и к другим, используемым в ряжении, образам. Интересно, что в древнем Египте в день зимнего солнцестояния жрецы надевали маски, изображающие богов, и ходили в них по улицам. Во всех древних культурах та же картина - маска на человеке, это образ божества, духа, мифического предка или тотема.
Что чувствует человек, когда на него надета маска, или по-русски, личина? Основное - это то, что он перестаёт ощущать себя в прежнем качестве. Происходит переход в другое состояние сознания, в котором возможно то, что было невозможно раньше. Возникает ощущение немного странной, весёлой свободы. Возможно потому, что на человека перестаёт давить обычно не замечаемый груз запретов и правил поведения. Какие правила, ведь они относились к другому существу, которым я теперь не являюсь! Состояние это трудно описать, лучше его прожить на тренинге, но в нём есть одна интересная деталь. Если у человека «обнулился» образ себя, то появляется возможность временно заменить его чем-то ещё. Например, образом, который несёт личина.
В этой связи очень показательно, что ряженых реально боялись, как существ из иного мира. А само ряжение воспринималось, как действие, близкое к оборотничеству, способности принимать вид какого-нибудь животного или предмета. И не случайно люди, ходившие на Святках ряжеными, купались после их окончания в проруби. Своего рода техника безопасности - время прошло, пространство закрылось, и всё должно вернуться на свои места. И в первую очередь, в сознании человека.

Ряженые не просто ходили по домам и дворам. Главными были их действия - игры ряженых. Игр этих было великое множество, однако все они относятся к небольшому числу основных сюжетов, которые так или иначе переплетаются в конкретной игре. Наиболее распространены два - умирания с последующим оживлением, и эротические сюжеты. Последние также имели сакральный смысл. Откровенно непристойное поведение, пение «срамных» песен и т.п. в крестьянской общине, как правило, осуждалось. Но в ритуально обозначенные промежутки времени это поведение становилось обычным, и более того, одобряемым. Таким временем были Зимние Святки. И в них практически без изменений сохранились обряды древнейших культов плодородия.
Ниже приводятся описания святочных игр, сделанные в середине 19 века. Однако нужно сказать, что и сто лет спустя можно было встретиться с подобным действом.
События происходят на вечернем игрище. Под игрище, в складчину, арендована изба. В отличие от обычных посиделок, никто не занимается рукоделием. Первое время ничего особенного не происходит - молодёжь поёт, пляшет и играет в посиделочные игры, люди постарше играют в карты и разговаривают. Неожиданно раздаётся страшный крик : «Держи двери! Запирай!» Как нечаянный гром поразил этот крик всё собрание. Девушки бросились в задний угол. Ребята из чужих деревень старались попрятаться за печку, в подполье, в задний угол, под лавки за ноги девушек. <...> Это начиналась самая суть святочного игрища - начинали выводить кудесы. В это интересное время очень многие от души пожелали бы вырваться из избы каким-нибудь путём, но двери были заперты и вдобавок охранялись.
В избу с криками и кривляниями, с корзинами снегу, перемешанного с сажей вбежали кикиморы и принялись хлестать и парить вениками во все стороны, стараясь получше угостить грязным веником чужих ребят. Эти кикиморы были не кто иные как ребята, одетые по старушечьи, во всевозможные лохмотья и тряпки. <...>
После кикимор приехали торгованы, купцы со всевозможными тканями. Этих купцов было четверо и были они самые здоровые мужики. При них находился приказчик мальчишка, в его обязанность входило прикатить в избу пустой бочонок... У многих не на шутку дрогнуло ретивое... Купцы по одежде несколько отличались друг от друга. Двое имели на себе панталоны, кнуты в руках и более ничего, другие двое не имели на себе решительно никакого белья, а имели на себе одни короткие полушубки нараспашку и шерстью вверх.
Бочка помещена среди избы. Торгованы обошли все углы с приглашением: «Добрые молодцы, красные девицы милости просим купить, продать, пошить, покропать - кому чего угодно?»
На приглашение должны были волей неволей выходить все ребята и непременно чего-нибудь покупать.
Выходившего спрашивали - что ему угодно?
На ответ его: «сукна» или чего другого торгованы вскрикивали:
-Так ему сукна! Отдирай ему, ребята, двадцать аршин!
Покупателя немедля берут двое купцов - один за ноги другой за голову, кладут на бочку, а двое других принимаются иногда так усердно отдирать аршин за аршином кнутами, что у покупателя кости трещат и он ревёт благим матом... От этих-то обновок и прячутся ребята, особенно те которые чувствуют, что почему-либо им будет дрань. <...> Выдравши всех законным образом торгованы ушли.
Вдруг с визгом врывается в избу стрелок у которого должность ружья исполняет оглобля, вымазанная на конце самой скверной грязью. С пронзительным криком «Застрелю!!!» стрелок подскакивает к кому-либо из сидящих и тычет оглоблей чуть не в самое лицо. Если сидящий на лавке не струсит и не отпихнёт оглоблю, стрелок оставляет его и подскакивает к другому. Кто же в испуге отпихнётся, тот запачкается невыразимо.
За стрелком следовали кузнецы.
В избу втащили скамью, на которой лежало что-то покрытое простынёй. За скамьёй втащили корзину громаднейшей величины, которую поставили вверх дном - она должна была изображать наковальню. Что до костюма кузнецов, то он был таков, чтобы не скрывал ничего из организма. Простыню сняли со скамьи, и под ней оказался совершенно нагой человек с закрытым лицом. Этого неизвестного господина один из кузнецов взял за ноги и начал поднимать их одну за другой, изображая кузнечные меха.
К кузнецам, также как и к торгованам, должны были выходить все ребята и заказывать разные железные вещи. Кузнецы не били их кнутами, а драли за волосы и давали тумаков, более или менее горячих.

В числе других игр ряженых очень распространены «конь», и «покойник».
Игра в коня существовала в разных вариантах - от коротких сценок, до развёрнутого действия с довольно сложным сюжетом. Основа игры следующая. Появляются Ездок и Конь, составленный из двух парней, накрытых попоной, передний, держит в руках что-либо, обозначающее конскую голову. Конь пристаёт к девкам, свободные парни ловят девок и пихают их под попону - «девками лошадь кормят». Затем появляется желающий купить коня. В этот момент конь сдыхает, после чего начинается его оживление, чаще всего с помощью непечатных «заговоров» эротического содержания.
«Покойника» приносили на доске голым или в одной рубашке, накрытого простынёй. Делали вставные зубы из репы, лицо мазали мукой. При «покойнике» были плачеи, которые голосили как по умершему. Иногда происходило шуточное отпевание. После этого парни начинали ловить девок и заставлять их целовать «покойника». «Покойник», изображая эрекцию, поднимал спрятанную между ног палку, «оживал» и начинал гоняться за девками.
Подобного рода игр существовало великое множество. Большинство из них построено на всевозможных издевательствах над зрителями, плюс обыгрывание эротического начала. Для современного человека описанное, пожалуй что выглядит странным и бессмысленным варварством. Однако в них прослеживается несколько очень интересных мотивов. Первый состоит в том, что эти игры в точности повторяют самые архаичные типы инициаций. Как мужских так и женских. Второй заключается в том, что древние земледельческие культы видели в обрядовом использовании полового возбуждения способ увеличения плодородия. Далее, в играх с умиранием и воскресением содержатся отголоски древнейших мистерий. При этом нужно напомнить, что у индоевропейских народов конь считался символом солнца...

Многие знают о существовании аномальных зон на земной поверхности. Однако наши предки видели существование аномальных зон и во времени. В годовом круге есть несколько точек, очень близких по своим свойствам к земным аномалиям. Многие специалисты, изучающие «странные места», считают, что это зоны, в которых плёнка, отделяющая наш мир от других пространств, особенно тонка. Этим и объясняются происходящие в них странные события. То же относится и к временным «аномальным зонам».
На Святки гадали. Главным образом, незамужние девушки. По этому, главной темой гадания было предстоящее замужество, и его обстоятельства. Однако, некоторые гадания относились к определению «доли» вообще. В них могла использоваться магия «первого дня». В частности считалось важным, кто первый зайдёт в дом в новом году. Если мужчина или парень - к добру, женщина - к худому.
Гадание, это способ нащупать нити судьбы, тянущиеся из прошлого в будущее через настоящее. Любая традиционная культура считает, что завязаны эти нити не в нашем мире. Поэтому гадать - значит, узнавать волю богов, соприкасаться с иным миром. Отрицательное отношение к гаданию, как к контактам с нечистой силой, вероятно связано с влиянием христианства. Однако, соприкосновение с природными силами действительно может быть опасно. Они могут наполнить и усилить негативное в сознании человека, и оно просто задавит его. В любом случае, многие святочные гадания считались делом довольно рискованным и требующим выполнения своего рода правил «техники безопасности».
Одно из них - использование «Васильевского огарка», которым «зачёркивались», т.е. обводили вокруг себя круг, в определённые моменты гадания. Этот огарок заготовляли вечером, накануне Васильева дня. Первый огонь в этот вечер добывали непременно на лучину, которую положено было зажигать только углями из печки, а уж этой лучиной зажигать другой огонь в доме. Полученный огарок и обладал волшебной обережной силой. Поэтому во всех гаданиях, сопряжённых с риском, им зачерчиваются против солнца в начале гадания, и расчерчиваются по солнцу в конце.
Васильевским вечером шли на росстань, т.е. на перекрёсток нескольких дорог «полоть снег». Важно, чтобы какая-нибудь из дорог не шла на кладбище. Ходило гадать несколько человек. Одна девушка, зачертившись огарком, расстилала на снегу пояс, и стоя на нём, царапала по снегу связкой ключей с приговором: «Полю-полю снег, за батюшкин хлеб, за матушкино здоровье, где мой суженый-ряженый там мне почудься - али люди заговори, али песню запой, быть в чужой стороне - колокольцы загреми, али конь заржи, аль собачка залай, а быть мне умереть - заруби, затеши...» Остальные слушали - не донесутся ли упоминаемые звуки, по которым и определяли судьбу.
Здесь же, на росстани, одна из девушек покрывается с головой простынёй, подруги закруживают её, и отпускают: в какую сторону её понесёт - там и суженый. Затем отправляются слушать под окна, о чём говорят. Если о покойнике - к смерти; о свадьбе - выйти замуж; ругаются - муж будет сварливый.
Затем идут компанией в пустой дом. Там разуваются до боса, и по-очереди спускаются в подполье. Если ногу погладят чем-то мохнатым - это предвещает богатого жениха, если голой рукой - бедного. С тем же ходили к бане. Заголённую задницу просовывали в приоткрытую дверь бани и ждали, чем она будет поглажена.
Гадание продолжалось на дворе.
Из поленницы выдёргивали полено - если попадётся гладкое, лицо у суженого будет чистое, если кривое и суковатое - лицо корявое или рябое. Кроме того, гладкое полено предвещало смирного мужа, а суковатое - сварливого и драчливого.
Бросают за ворота подушку с завязанным углом. В какую сторону будет показывать этот угол - там и жених. С этой же целью кидают за ворота ботинок.
Пускают со двора лошадь, предварительно завязав ей глаза. На лошадь поочередно садятся все девушки. Куда лошадь повезёт - в ту сторону выйти замуж. Если же лошадь повернёт на двор - плохой знак: помереть в наступающем году.
Выбрав на дворе чистое место, ложатся все в ряд, спиной на снег, а назавтра приходят смотреть, что стало со следами. Если окажется, что головы нет - умереть в новом году, если след сохранился в неприкосновенности - год пройдёт благополучно. Прочие отметки на следах можно толковать свободным образом.
Придя домой, в темноте продевали нитку в игольное ушко. Если девушка сразу вденет нитку, то замужества следует ожидать в этом же году. Если не сразу, то до замужества столько лет, сколько попыток потребовалось для вдевания нитки.
При свете льют воду расплавленное олово или воск и по застывшей форме определяют, что ждёт в будущем году.
Делают из воска двух уток и пускают в воду на тарелке, предварительно размешав её. Если утки плавают вместе - предстоит согласная, мирная жизнь в замужестве, если порознь - придётся жить с мужем в ссоре.
К краям стакана с водой прикрепляют две свечки и опустив на волоске обручальное кольцо держат его на весу.
Прежде, чем ложиться спать, тщательно метут комнату и сор сметают на четыре угла - он понадобится на следующий день. Затем пьют по напёрстку смеси из воды, муки и соли. Во сне должен появиться суженый и попросить пить. Под подушку, чтобы увидеть во сне суженого кладётся кольцо, зеркало и колода карт.
Иногда, ложась спать, одевают на правую ногу чулок, а поверх него, на большой палец, кольцо. При этом говорится: «Суженый-ряженый, приди за кольцом». Суженый должен придти, снять кольцо и бросить его под печку, где девушка потом его и находит.
На Новый год, утром собирают в подол сметённый накануне сор, и когда ударит колокол к заутрене, идут с ним на перекрёсток, бросают под ноги, и стоя на нём, спрашивают у первого прохожего, как его зовут. Понятно, что у жениха должно быть тоже самое имя.
На крещенскую заутреню, свешивают за окно чистый гребень и потом смотрят, нет ли на нём волос. Если таковые найдутся, то это значит суженый приходил и чесал голову. Волосы на гребне и будут волосами жениха, который непременно явится в этом году. Волосы эти сохраняют, как талисман.
В крещенское водосвятие садятся смотреть в зеркало. Девушка при этом должна остаться в доме одна. В комнате, против входной двери, ставится стол, на стол зеркало, а перед зеркалом садится девушка, предварительно зачертившись Васильевским огарком и пристально, не моргая, начинает смотреть в зеркало. Зеркало сначала «потеет», его протирают до трёх раз, после третьего раза на крыльце должен послышаться топот приближающихся шагов. Затем в комнату или войдёт суженый или внесут гроб, если ей суждено в этом году умереть. Как только девушка рассмотрит что в зеркале, она не оборачиваясь должна расчеркнуться, иначе её задавит нечистый.
Описанные гадания или их варианты довольно широко были распространены и сохранялись долгое время почти повсеместно. Однако, существовало некоторое число более редких, старинных гаданий, считавшихся страшными. По этой причине Васильевский огарок используется почти в каждом из них.
К ним относится, например такое гадание. Следует в одиночку сесть под замок на двери амбара, в котором находится туша свиньи. В полночь туша встанет, будто живая и начнёт ходить по амбару, пытаясь открыть замок. У неё и нужно спросить имя суженого, после чего немедленно расчеркнуться.
Также ходили в баню смотреть в зеркало. При этом ставили одно зеркало против другого, а между ними две свечи. Смотреть нужно было не моргая, во всё время сидения. Поскольку баня считалась местом пребывания различных духов, то это гадание относилось к числу очень опасных.

В описанных примерах интересно то, что заключая себя в круг, человек оказывается в особом, отдельном пространстве, в котором и происходит общение с другим миром. Поскольку пребывание в этом мире опасно, то как только цель гадания достигнута, следует немедленно вернуться обратно с помощью «расчёркивания».
Повсеместно были распространены подблюдные гадания, сопровождавшиеся пением особых припевок. Для гадания бралось блюдо с водой (отсюда и название) и закрывалось платком. У гадающих собирали по предмету, обычно кольцу или серьге, и складывали в блюдо. Водящая начинала петь припевку из числа подблюдных и одновременно, не глядя, доставала предмет из блюда. Его владельца ожидала судьба, соответствовавшая словам припевки. Их смысл расшифровывался водящей, после чего пелась новая припевка и т. д.
На такие гадания часто собиралось много людей всех возрастов, причём гадали на самые разные темы. Эти гадания считались очень точными, считалось, что предсказанное непременно произойдёт. Как и пелось в повторе после каждой припевки: «Кому вынется - правда сбудется, правда сбудется, не минуется». Мы проверяли это на наших тренингах - действительно сбывается.

Тема святочных гаданий требует некоторых пояснений. Первое состоит в том, что их повсеместная распространённость и несомненная древность находится в противоречии со свидетельствами историков. Арабские путешественники, описывая жизнь и мировоззрение наших предков в конце первого тысячелетия нашей эры, отмечали очень интересную особенность. «Славяне судьбы не ведают». Именно так, и очень однозначно, говорится о важнейшей части мировоззрения.
Разумеется, сейчас можно только предполагать, что именно имели в виду арабские путешественники, общавшиеся с Русью тысячу лет назад. Однако если понимать буквально, то есть как то, что славяне не верили в предопределение, рок, судьбу, то возникает вопрос - а что собственно говоря эти слова делают в русском языке? Ведь не заимствованы же они - на слух звучат вполне по-русски. При том, что язык устроен так, что если нет образа или явления, то и слова его обозначающего также не будет.
Гадания же, как раз и являются способом узнать будущее, то, что суждено, то есть судьбу. Причём возникли они явно раньше конца первого тысячелетия нашей эры, распространены были повсеместно и относились к ним серьёзно. О чём косвенно свидетельствуют постановления церковных властей. Возникающее противоречие между «не веданием судьбы» и большим интересом к тому, что суждено, выражающимся, в частности, в гаданиях, можно объяснить только одним способом. Традиционная русская культура располагала способами изменять судьбу. Причём необходимые для этого психотехники, были достаточно широко распространены, а не являлись исключительным достоянием узкого круга избранных.
На мой взгляд, это обстоятельство объясняет несколько шокирующую современного человека особенность гадательных толкований. С невероятной частотой они предвещают смерть. Настолько часто, что многим и гадать как-то страшно - вот выпадет такое, и что с этим делать прикажете? Но если человек знает, что делать с этим, то тогда предвестие смерти, это не более чем полезное напоминание...

 
Copyright @ 2005-2015, Славянские психотехники. Карта сайта. Made with PS.